avangard-pressa.ru

Ноября, 10:02 реального времени - История

— Значит, вот это оно и есть? Слушай, совсем не похоже на то, чем орудуют эти поганцы.

— А ты бы хотел размахивать этими их ершиками для унитаза?

— Нет, не очень.

— Вот то-то. Фактически, мы всего лишь расковыряли их оружие и вытащили оттуда источник энергии. А на его основе протолкнули свою технологию. Так что у тебя в руках лазерная винтовка.

— Несолидная она какая-то, — уныло заметил Махмуд.

Его приятель-снайпер был явно не согласен с товарищем. Он нежно поглаживал устройство, напоминающее пулемет «Максим», выполненный, так сказать, в «винтовочных» габаритах.

— А оптику на него поставить можно? — хищно спросил он.

Ксенобайт пожал плечами. Неожиданно дверь «VIP-зала» распахнулась, и на пороге возникла крайне раздраженная Мелисса. Обведя коллег тяжелым взглядом, она спросила:

— Какой, блин, нумизмат переименовывал ботов?!

Тестеры удивленно переглянулись.

— А что такого? — удивился Ксенобайт. — Нам же с ними работать, а мучительно вспоминать, кого как зовут, себе дороже, в особенности в разгар боя. Пусть обзывают, как хотят!

Мелисса зафиксировала взгляд на разом заскучавших ходоках и процедила сквозь зубы:

— А ты видел, как они их переименовали?

Ксенобайт удивленно вскинул бровь. Мелисса махнула рукой, и все трое отправились в казармы.

Маленькая армия тестеров значительно увеличилась с момента начала игры. Богатырь Петренко, как и обещал Махмуд, отправился в офицерское училище. Героический узбек Тындырбиев проходил курс обучения спецназовца. Два новобранца, никак себя не показавшие на первой миссии, были отправлены в летную школу: они теперь пилотировали истребители. Таким образом, все бойцы «первого розлива» нынче временно вышли из активов оперативного состава, зато появились новые люди.

Это было очень тяжелым, но стратегически оправданным решением. После долгих споров, угроз, жалоб и вороха аргументов разной степени разумности Мелисса все-таки настояла на том, чтобы цифра «0», обнаружившаяся в графе «зарплата рядового состава», была изменена на «более положительную».

В тот же день начальник охраны достопамятной дачи привел на базу квадратного амбала в порядке гуманитарной помощи. Из тайги пришел суровый мужик с берданкой за плечом, заявивший, что за магарыч готов истреблять инопланетную гниду, которая лично ему и так не нравится. Еще из тайги пришел обвешанный цепями якут с огромным бубном, заявивший, что он шаман и за огненную воду берется извести всех злых духов на базе.

Шамана хотели немедленно катапультировать обратно в снега, но Банзай, догадавшийся глянуть в его характеристики, отчаянно завопил, чтобы псионика немедленно тащили в столовую, холили и лелеяли и ни в коем случае не отпускали.

— Так что не так с именами? — вопросительно поднял бровь Ксенобайт.

— А ты сам почитай! — хмуро ткнула пальцем Мелисса в нагрудную нашивку ближайшего бойца.

Это был дед-сибиряк. На нашивке гордо значилось: «Магарыч».

— Тут опечатка. Наверное — Макарыч? — уточнил программист.

— Не-е. Именно «Магарыч». Очень уж жадный, — ухмыльнулся Мак-Мэд.

— Идем дальше...

Якута-псионика обозвали «Бабайотой»: после санитарной обработки, стрижки и переодевания он вдруг стал похож на крепкого, сурового самурая. Но больше всего не повезло бывшему дачному охраннику. На его нашивке значилось: «Доберман».

— Скорее уж «Ротвейлер», — давясь смехом, поправил Ксенобайт.

— Я с ними в одном кадре появляться отказываюсь! — решительно заявила Мелисса.

— Э... Ну... Банзай, что скажешь?

— Мелисса, кто там их нашивки разглядывать будет? — примирительно проговорил Банзай. — Ребятам ими командовать, пусть называют, как им удобно.

— Я не хочу, чтобы, когда я буду вести репортаж, на заднем плане раздался вопль кого-то из этих балбесов «Доберман, фас»!

— Отставить!!! — тут же испугано рявкнул Ксенобайт.

Охранник, услыхав команду, встрепенулся, огляделся по сторонам и начал почему-то вкрадчиво приближаться к программисту, недобро хрустя пальцами.

— Махмуд! Чего это он так... именно на меня?! — требовательно спросил Ксенобайт.

— Ну, не знаю, — пожал плечами воин. — Наверное, что-то из подсознания.

— Я такого подсознания не одобряю, — угрюмо заявил программист.

— Ладно, не кипятись. Лучше скажи, сколько лазерных винтовок у нас есть?

— Пока — две. Скоро еще три доделают, тогда можно будет испытать в полевых условиях.

— Эй, орлы, — ненавязчиво заметил Банзай, — давайте-ка готовьтесь к работе. Кажется, на радаре тарелка.