avangard-pressa.ru

Место, где часто бывает христос - Стандартизация

Следующей осенью команда из четырех человек прибыла на Ибицу, чтобы «высмотреть землю». Мы знали, что, собираясь

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

что-то делать в таком экстремальном месте, мы должны подго­товиться не только в физическом и материальном, но и в духов­ном плане, и что очень важным будет наше тесное сотрудниче­ство с поместными церквями на острове. Керри Даттон, Джеймс Баллок, Викки Уорд и Карл Баркли прилетели на Ибицу и встре­тились с лидерами поместных церквей. Когда они простым язы­ком изложили свое видение для Ибицы, никто не смог удержать­ся от слез. Бог словно говорил: «Вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее» (Откр. 3:8). Святой Дух сказал: «Придите!», и хотя мы и понятия не имели, что будет дальше, мы твердо решили быть послушными.

Сразу после «E.merge» наша команда вылетела на Ибицу. Они быстро перестроили свой режим сна и бодрствования так, что­бы всю ночь не спать, а утром отсыпаться. Они научились пить только те напитки, которые продавались в бутылках, да и их никогда не оставляли без присмотра, чтобы никто не подсыпал туда какой-нибудь наркотик. Они открыли молитвенную комна­ту недалеко от центра Сан-Антониа и начали круглосуточно мо­литься. Они также по очереди посещали клубы поприличнее, где всю ночь напролет поклонялись и ходатайствовали. Каждую ночь они делились на команды и отправлялись на улицы и в рас­положенные рядом с клубами «подготовительные» бары, где заводили друзей, беседовали с людьми и собирали молитвенные просьбы. Им частенько приходилось помогать добираться до дому тем, кого развезло от спиртного или наркотиков, а также выслушивать несчастных, изливавших им душу. На следующий год мы вернулись на весь сезон вечеринок. Те, кто умел рабо­тать ди-джеями, обосновались в местных барах, и при каждом удобном случае наша команда устраивала вечеринки с бесплат­ной раздачей фруктов.

Наши ребята также помогали очищать пляжи от мусора, наби­вая сотни мешков пустыми банками, использованными презер­вативами, пачками от сигарет и прочим мусором. Министр ок­ружающей среды острова сказал, что если здесь будет чисто, то сюда, возможно, вернутся некоторые редкие и исчезающие виды

БЛАГОДЕТЕЛЬ

животных и птиц, а это, в свою очередь, даст им основания для запрещения строительства очередного курортного центра.

Вскоре стало ясно, что Ибица не была совершенно безбожным местом. Напротив, Божьи «отпечатки пальцев» можно было уви­деть повсюду: в потрясающем творчестве и инновациях, в жиз­ни некоторых людей, с которыми познакомились наши ребята, в веселье и радости, сопровождавших многие вечеринки, в от­крытости людей и их готовности говорить о своих духовных исканиях. Во многом это было «место, где часто бывает Хрис­тос», где можно увидеть клубы с названиями «Эдем», «Эль Диви-но» («Божественный»), «Эль Парадиз» («Рай»), а клубные вече­ра называются «Рай для души», «Спасение», «Божья кухня» и даже «Судное воскресенье». По иронии судьбы, в то время как мы намеренно уходили от религиозной терминологии, чтобы не отпугнуть людей, навстречу нам, открыв окна и врубив по­громче музыку, мчалась языческая танцевальная культура.

Несмотря на духовный контекст и потрясающие проявления творчества, на Ибице царит грязь и беспорядок. Многие пляжи загажены человеческими испражнениями; каждую ночь многие люди, шатаясь, бредут к себе домой, в очередной раз накачав­шись спиртным до потери сознания. Лица меняются, но про­блемы остаются теми же. Здесь широко распространены нарко­тики, использующиеся для совершения изнасилований на сви­дании, а также всевозможные половые и духовные извращения. Это место изобилует грехом и болезнями и больше многих дру­гих нуждается в молитве и практической христианской любви.

МОЛИТЕСЬ, РАЗВЛЕКАЙТЕСЬ И СЛУШАЙТЕСЬ

Где бы мы ни были — в Санкт-Петербурге, на Ибице, в Мексике, в Дели или в любом другом месте, куда посылали команды, — наш подход по своей сути остается неизменным: мы приезжаем, что­бы молиться, развлекаться и слушаться.

Молитесь: прежде всего, мы едем, чтобы молиться. Мы верим,

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

что в этом заключается суть всякого эффективного евангелиза-ционного служения, и поэтому обычно стараемся организовать круглосуточную молитвенную комнату и молитвенные смены на все время, пока мы находимся в том или ином месте.

Развлекайтесь: во-вторых, мы стремимся найти следы Божьей благости в каждой культуре и во всей полноте наслаждаться эти­ми хорошими качествами. Мы приезжаем чтобы не осудить это место, а чтобы радоваться жизни и Божьей любви в нем. Мы верим, что один из аспектов искупления заключается в том, что­бы превозносить все чудесное, что есть в мире. Это может озна­чать посещение Эрмитажа в Санкт-Петербурге, Тадж-Махала в Индии или пляжей на Ибице.

Слушайтесь: мы верим, что недостаточно лишь много молиться и развлекаться. Важно знакомить людей с Иисусом не только на словах, но и на деле. Мы всегда прислушиваемся к советам мест­ных христиан относительно уместных и эффективных спосо­бов делать это, но имеем естественную склонность к евангели-зации «практического служения».

ЗРИТЕЛЬ

Пожалуй, лучше всего можно описать нашу работу на Ибице (а вместе с этим и наши обычаи везде, куда бы мы ни отправились), если посмотреть на нее глазами объективного наблюдателя. Основанный в 1828 году журнал «Зритель» (The Specta­tor) является одним из старейших сатирических журналов Анг­лии, однако он прислал репортера, чтобы встретиться с нашей командой на Ибице. Получившаяся в результате этого статья (озаглавленная «Иисус идет на дискотеку»42) оказалась на удив­ление объективной. Журналистка, известная своим саркастичес­ким отношением к магическим кристаллам, домам с привидения-

42. The Spectator, 'Uesus goes to disco: Mary Wakefield finds a gang of missionaries in thesex-and-drug-fuelled raves of Ibiza,"October 12, 2002.

БЛАГОДЕТЕЛЬ

ми и экстрасенсам, эксплуатирующим события 11 сентября в США, признается в своей статье: «Я надеялась увидеть серьез­ные бледные лица, сборники библейских стихов и старомодные туфли, а вместо этого обнаружила кольца в бровях, уложенные с помощью геля волосы и загорелую кожу». Выражаясь просто, без обиняков, Мэри Уэйкфилд писала:

«В четыре часа утра, когда бары начинают закрываться, а дворники начинают смывать из шлангов с мостовых и тротуаров рвоту и мочу, появляется на удивление трезвая и радостная компания. Они останавливаются, чтобы погово­рить с загулявшими прохожими, спрашивают потерянных девчонок, не требуется ли им помощь, отклеивают от ас­фальта отрубившихся подростков и тащат их к стоянке такси. Иногда они доезжают до дома вместе с ними; время от времени они отвозят в больницу какого-нибудь впавшего в кому мальчишку».

Перед этим журналистка побывала вместе с членами команды на вечерней прогулке по шумному «Уэст-Энду» Сан-Антониа.

«В продолжение всего вечера официантки, сезонные рабо­чие, девушки, раздающие пригласительные билеты, останав­ливали членов команды на улицах и начинали рассказывать им о своих проблемах. По дороге в «Кафе дель Map» женщи­на, с выбеленными «дредами» и в брюках садомазохистского фасона, весь вид которой говорил о том, что она скорее согласится быть заживо сваренной, чем допустит, чтобы ее видели разговаривающей с христианами, обратилась к девушке по имени Клэр и сказала: «Меня все-таки уволили», а затем пятнадцать минут рассказывала о своих переживани­ях и разочарованиях. У входа в ресторан официантка оста­новила Беке Линдфорд и стала рассказывать о том, как она переживает из-за своего долга. «Я хочу уехать домой, но не могу, потому что налоговики станут преследовать меня», — начала она ни с того ни с сего и продолжала говорить еще минут двадцать. Беке поделилась с ней советом и ободрила

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

ее. Когда мы зашли в ресторан, Джез — режиссер докумен­тального фильма об этой группе — сказал: «По всему городу люди начинают говорить о «24-7». Я снова и снова слышу, как люди обсуждают то, что делают эти ребята и как они живут. Они очень сильно повлияли на всех»».

Как вы, наверное, поняли из этой статьи, что Мэри Уэйкфилд не была завсегдатаем клубов. Вот как она закончила свою ста­тью:

«На следующий день я «отходила» и пила чай с живущим на острове англиканским священником, преподобным Эдриком Корбан-Бэнксом, ливанцем из Новой Зеландии... «Самым важным аспектом этого проекта является, конечно же, миссионерская работа, — сказал он. - Многие отдыхающие приезжают сюда, чтобы хорошенько напиться и накачаться наркотиками, пребывают в весьма плохом состоянии. Изнут­ри их мучит печаль, и они нуждаются в том, чтобы открыть­ся человеку их возраста, который поймет их». - Но разве не страшно вот так идти в город и связываться с пьяными головорезами?» — спросила я. Эдрик вздохнул из-под своих тонких черных усов: «Вашим читателям не понравится мой ответ — думаю, такие вещи не очень-то любят печатать; но они идут с уверенностью и целеустремленностью, потому что в глубине своих сердец знают, что их призвал туда Бог. А если Он с ними, чего же им бояться?»»

Эдрик был прав; мы действительно чувствовали, что призваны. Стараясь посещать собрания Святого Духа в пабах, клубах и на улицах Ибицы, мы вскоре познали реальность того факта, что «Царство Божие не в слове, а в силе» (1 Кор. 4:20).

ОТКРЫТЫЕ НЕБЕСА

«Я дам дождь на землю» (3 Цар. 18:1). Жители Ибицы страдали от жесточайшей засухи, подобной ко-

БЛАГОДЕТЕЛЬ

торой не было уже много лет, и христиане попросили нас при­соединиться к ним в молитве о дожде. Этот остров знаменит тем, что там выпадает небольшое количество осадков, но в этот год ситуация складывалась особенно неблагоприятно. Фактически, священник сказал, что самым большим благословением, кото­рое наша команда могла привезти на Ибицу, был бы дождь! По­этому мы стали молиться о дожде.

В одно из воскресений мы собрались вместе с членами несколь­ких поместных церквей в ресторане с открытой площадкой, расположенном на возвышенности. Там мы вместе поклонялись, а затем меня пригласили выступить. Около десяти часов вечера мы попрощались с нашими новыми друзьями, поблагодарили их за этот незабываемый вечер и заняли места в своих машинах. Когда мы отъезжали, на ветровые стекла начали падать первые крупные капли дождя, которого не было уже три месяца. К тому времени как мы вернулись на нашу виллу, дождь перешел в ли­вень.

В этот момент, словно подтверждая его важность, на телефон Керри пришло текстовое сообщение от Иэна из России: «3 Царств 18». В Санкт-Петербурге была полночь, стояли белые ночи, и Иэн молился о команде на Ибице вместе с двумя русски­ми ребятами — Ваней и Димой, когда в комнате вдруг возникло мощное ощущение Божьего присутствия. Ваня почувствовал, что получил слово от Бога для Ибицы о битве Илии с пророка­ми Ваала. Об этом говорится в 18-й главе 3-й книги Царств, ко­торая начинается с Божьего обещания послать дождь и закан­чивается проливным дождем, ознаменовавшим конец многолет­ней засухи. Совсем ничего не зная о нашей ситуации и думая, что это как-то связано с пророками Ваала, Иэн отправил нам сообщение из другой части света. «Между тем», пока мы на Иби­це возвращались с молитвы, «небо сделалось мрачно от туч и от ветра, и пошел большой дождь» (3 Цар. 18:45).

Вернувшись на виллу, несколько человек из нашей команды под­нялись по приставной лестнице на плоскую крышу и начали там

ГЛАВА ВОСЕМН/

плескаться и по-детски прославлять Бога под проливным дож­дем, который шел над всем островом всю ночь и утро понедель­ника. Казалось, небеса разверзлись.

Конечно, этот дождь был важен сам по себе, но то, когда он про­шел, оказалось еще более потрясающим. Позже нам сказали, что подобного дождя в июле на Ибице не было с 1976 года43. По все­му выходило, что мы стали свидетелями чуда, совершенного в ответ на совместную молитву. Ко второй половине дня понедель­ника дождь стал таким сильным, что одна из машин нашей ко­манды сломалась в центре Сан-Антониа.

ЗНАКИ ПРОЩЕНИЯ

Двумя днями раньше Люси Кук получила видение, в котором по грязным улицам хлынули очищающие потоки воды. Символизм был очевиден, и она поделилась этим с командой просто, чтобы поддержать их в молитве. По когда в понедельник Люси вышла из своей сломавшейся машины под проливной дождь, то, под­няв глаза, ахнула, сразу же узнав то, что предстало ее взору. Она стояла посреди своего видения и смотрела на огромный поток воды, несущейся по дороге. «Это было невероятно, — вспоми­нала она. - Я смотрела на тот самый поток, который видела в видении. В верхней части улицы он был чистым, но внизу вода была мутной от большого количества грязи».

Когда Люси рассказала об этом членам команды, девушка по имени Лора как-то сникла. «Несколько дней назад Бог дал мне стих из Библии для всех нас, — сказала она, застенчиво улыба­ясь, — но я постыдилась прочитать его. Теперь вы, наверное, не поверите, что этот стих уже неделю не выходит у меня из голо­вы». Она огляделась вокруг, пожала плечами и открыла свою

43. Гонконгская обсерватория в своем издании «Климатологическая инфор­мация», основываясь на данных 1961-1990 годов, утверждает, что в июле на Ибице дождь можно ожидать всего лишь 0,6 дня, а среднее количество осад­ков на острове в этом месяце составляет всего лишь 5 мм.

БЛАГОДЕТЕЛЬ______________________

Библию в современном переводе: «Возрадуйтесь, люди, о Гос­поде Боге вашем, потому что дожди, которые Он посылает, -это знаки прощения»» (Иоиль 2:23).

В комнате стало тихо. Это был очередной момент «страха Гос­подня». Дождь продолжал стучать в наши окна, и мы в очеред­ной раз убедились, что Бог был с нами и слышал наши молитвы. Он послал дождь в июле — впервые за тридцать пять лет! Он обратился к незнакомому русскому парню на другом конце зем­ли. Он затопил машину Люси, чтобы показать ей очищение улиц. Он обратился к нам через Лору, говоря о спасении, об этих «зна­ках прощения».

Сидя и глядя в окно, как дождь поливает поросшие соснами горы, девушка с сильным загаром и темно-коричневыми локо­нами заключила с Богом торжественный договор. То, что Свя­той Дух действовал, было очевидно, но Карла Трандл нервнича­ла, боясь упустить момент, боясь помешать этим «знакам про­щения» своей застенчивостью. Она решила, что сегодняшняя ночь будет не такой, как прежние; сегодня она будет смелой. «Сегодня ночью я помолюсь об исцелении, по меньшей мере, одного больного человека прямо там, на улицах Сан-Антониа», -пообещала она Богу.

КАРЛА

Восемь лет назад Карла находилась больше чем за тысячу миль от Ибицы, в Северной Ирландии и росла номинальной католич­кой. Это было сложное время. Игровая площадка была полна подсознательных сектантских предрассудков. Радикальные про­тестанты подвергали Карлу остракизму за то, что она была ка­толичкой, а радикальные католики плевали ей в лицо, потому что ее папа занимался строительными работами для североир­ландской полиции, которая считалась протестантской органи­зацией. Карла не понимала сути истинного христианства, и все это казалось ей очень запутанным. «Раньше я не понимала, по­чему люди, верящие в одного и того же Бога, так сильно ненави-

_____________ ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

дят друг друга», — вспоминала она.

Когда ей было восемь лет, ее семья была вынуждена бежать в Англию, боясь физической расправы. Подвергнувшись такому сильному давлению, ее родители стали последователями Хрис­та, посланниками Князя Мира. Эти переживания подготовили Карлу Трандл к той роли, которую она в последующие годы иг­рала в молитве «24-7». Подобно Маркусу Лагелю в Лейпциге, Иэну Николсону в Вене и многим другим, Бог готовил Карлу к призванию Христа поднимать молитву и миссионерство. В час­тности, Он готовил ее быть страстной поборницей христианс­кого единства. «После того, что я пережила в Северной Ирлан­дии, мне очень нравится, что движение «24-7» объединяет хри­стиан в молитве, собирая вместе в единодушии столько разных деноминаций», — говорит Карла.

В восемнадцать лет Карла покинула родительский дом и посту­пила в чичестерский Юниверсити-Колледж, где занялась танца­ми. Она и представить себе не могла, что приехала в город, где всего несколько недель назад открылась первая молитвенная комната «24-7». «У меня не было настоящих взаимоотношений с Богом, хотя моя голова была забита множеством разных зна­ний — ведь я много лет посещала церковь вместе с родителя­ми», — рассказывала она. Карлу также беспокоили серьезные сомнения по поводу того, действительно ли ей хочется жить христианской жизнью - особенно после того, как она познако­милась в колледже с парнем. «Жизнь без Бога казалась привле­кательной и простой, особенно в сравнении с теми вещами, ко­торые творились во имя религии в Северной Ирландии».

Чтобы успокоить своих родителей, Карла ходила с ними в цер­ковь, но за ослепительной улыбкой и потрясающим характером бушевали сильные духовные страсти. Ничего об этом не зная, одна из подруг однажды пригласила Карлу провести один час в молитвенной комнате. «Я думала, что побуду там минут десять, -со смехом вспоминала Карла, — но, в конце концов, проговори­ла с Богом два часа, стоя на коленях. Когда я поднялась на ноги,

БЛАГОДЕТЕЛЬ

то поняла, что во мне что-то меняется; я не могла проигнориро­вать то, что только что пережила».

С того момента Карла практически не оглядывалась назад, и по мере ее возрастания в вере, молитва «24-7» оставалась ключе­вым дисциплинирующим фактором в процессе ее роста. «Для меня молитвенные комнаты всегда были тем местом, где Бог бросал мне самые серьезные вызовы и продвигал меня в вере», — говорила она. Так, в одной из молитвенных комнат (на этот раз в Манчестере) Бог заговорил с Карлой о том, чтобы работать в служении «24-7» после окончания колледжа. Но сначала Он при-звал ее присоединиться к команде, отправляющейся на Ибицу...

Не по сезону сильный дождь, наконец, стал утихать, а мы стали готовиться к ночному выходу в город. Одни сначала собирались зайти в молитвенную комнату, другие пошли ходатайствовать по клубам, но Карла, помня о своем обещании Богу, собиралась пойти по барам с решимостью о ком-нибудь помолиться.

Узкие улочки между барами, как обычно, были запружены ох­рипшими, смеющимися людьми. Многие сидели за столиками на тротуарах, а мимо них проходили группы счастливых турис­тов в одежде от ведущих модельеров. Как обычно, членов ко­манды «24-7» сопровождал оператор, снимавший документаль­ный фильм для британского телевидения, но именно сегодня он решил пойти на вечер вместе с Карлой и ее напарницей, ко­торую звали Джо.

КРАСАВЧИК ГЭВ

Навстречу Карле и Джо вышла группа парней. Они кривлялись и смеялись, надеясь попасть в камеру и обратить на себя внима­ние двух симпатичных девушек.

«Что же ты здесь снимаешь, дорогуша?» — поинтересовался за­водила, представившись как «Красавчик Гэв» и удивительно при­ятно при этом улыбнувшись. Он был высоким темноволосым

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

парнем в джинсах и красной рубашке-поло. Помня о своем обе­щании Богу, Карла бросила нервный взгляд на Джо, а затем, широко улыбнувшись вопреки своей напряженности, посмот­рела Гэву прямо в глаза и стала рассказывать ему о Боге.

Услышав это, некоторые парни из компании сразу потеряли интерес. «Пойдем, Гэв, — это же Божий отряд!» —застонали они, пытаясь оттащить его. Карла сделала глубокий вдох. «Может, вас что-то беспокоит?» — спросила она несколько громче, чем сле­довало бы, и, заметив недоумение на их лицах, поняла, что фак­тически оскорбила их. «Я хочу сказать, у вас есть какие-то про­блемы? — пытаясь исправить положение, выдала она, но вышло еще хуже. - В смысле, может, у вас что-то болит. В общем, такие вещи, которые Бог может, ну, исцелить!»

Такой момент нельзя было упускать, и Красавчик Гэв снова про­сиял своей милой улыбкой: «Мое колено. Я не могу согнуть ногу в колене больше, чем на пять градусов, — и показал, в чем дело. Действительно, его нога практически не сгибалась в колене. Джо спросила, чем это было вызвано, и Гэв рассказал, что полгода назад получил травму, играя в регби. «Вот уже полгода как не могу согнуть ее больше, чем на несколько градусов», — повторил он.

Девушки усадили его на стул рядом с баром и, закрыв глаза, на­чали молиться, смущенно держа руки над коленом Гэва. Гэв смот­рел по сторонам, стараясь не смеяться, а его приятели просто потешались над ним. Вдруг он замолчал; Карла поспешно про­изнесла «аминь», открыла глаза и увидела, что Красавчик Гэв уже не выглядел таким самоуверенным, как раньше. Теперь он явно был чем-то обеспокоен.

«Мы, наверное, совсем его напугали», - подумала она, но преж­де чем они смогли извиниться и убежать, один из приятелей Гэва сделал шаг вперед. Он был ниже Гэва ростом, с бритой головой, в простой белой футболке и явно смущался.

«А вы обо всем так молитесь? — тихо спросил он без тени улыб-

БЛАГОДЕТЕЛЬ

ки на лице. - Мне, конечно, очень стыдно вам об этом говорить, но у меня на этой ноге вросшие ногти, — и он помахал левой ногой. - Боль такая, что с ума сойти можно. Врач сказал, что мне нужно делать операцию». Это не было приколом — парень говорил на полном серьезе. Он хотел, чтобы они помолились о его ногтях прямо там, на улицах Сан-Антониа. «Кстати, меня зовут Найджел».

Не долго думая, Джо опустилась на колени на тротуаре, легонь­ко прикоснулась к белому кроссовку Найджела и произнесла молитву, которую нельзя было расслышать из-за возгласов про­хожих.

Неожиданно Найджел замотал головой. «Не может быть! Не может быть! - недоверчиво воскликнул он. - Боль прошла! У меня ничего не болит!» Другие ребята, которые до сих пор под­шучивали и смеялись, вдруг резко притихли.

«Почему бы тебе не снять свой кроссовок?» — сказала Джо с та­кой уверенностью, что Карла ужаснулась.

«Нет, Найдж, не делай этого! - со смехом возразил один из пар­ней с прежней уверенностью, а затем, обращаясь к Карле, доба­вил, - У него нога просто страшная. Поверьте, вам лучше этого не видеть».

Однако Найджел уже снял кроссовок и теперь аккуратно стяги­вал носок. Вдруг он закричал. Все рванулись посмотреть на со­вершенно обычную розовую ступню Найджела, словно это было восьмое чудо света, а сам он орал: «Я не верю! Я не верю!»

«Она стала нормальной!» - воскликнул один из парней и не­сколько раз подряд громко выругался.

Неожиданно они услышали знакомый голос: «Ребята, посмот­рите на мое колено. Вы только посмотрите!» Красавчик Гэв стал танцевать на улице, размахивая ногой, словно девушка из танце­вальной труппы «Riverdance». Было очевидно, что у него полно­стью восстановилась подвижность сустава. Надо было видеть,

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

как Красавчик Гэв прыгал, скакал и бил по воображаемому мячу, а Найджел стоял в одном кроссовке и, не находя слов от восхи­щения, показывал на свою голую ногу, словно никогда в жизни не видел ничего более прекрасного.

Остальные ребята теперь стали на удивление сдержанными и тихими, а затем, ощутив прилив веры в своих неверующих сер­дцах, стали излагать свои молитвенные просьбы:

— А вы можете помолиться о моем папе? Он болеет.

— Помолитесь о моем младшем брате! Он совсем недавно попал
в тюрьму. Помолитесь, чтобы Бог присмотрел там за ним, ведь
больше никто там о нем не позаботится!

Найджел хотел узнать, как молиться и сможет ли он тоже так делать. Всем стало интересно: «Как вы это сделали?» В течение пятнадцати минут Карла Трандл - девушка из Северной Ирлан­дии, которая едва не отказалась от Бога, толком не успев начать свой путь с Ним, - стояла на одной из улиц Сан-Антониа, не об­ращая внимания на проходящие мимо толпы людей, и расска­зывала группе крутых парней о Боге, который сотворил их, лю­бит их и хочет смыть их грехи точно так же, как вчера ночью дождь смыл грязь с улиц Ибицы.

Следующей ночью Карла снова встретила этих ребят. «До встре­чи с вами мы ни разу даже не вспоминали о Боге, — сказал Гэв. -Но после прошлой ночи мы только об этом и говорим! Посмот­ри!» — и он начал размахивать ногой взад-вперед, до предела сгибая ее в колене. Исцеление не исчезло.

Это была потрясающая ночь; мы разговаривали, молились и ве­
селились. После дождя евангелизация и молитва пошли гораз­
до легче. Может быть, именно это имеют в виду люди, когда го­
ворят об «открытых небесах». Казалось, этот чудом прошедший
дождь, в самом деле, был предзнаменованием чего-то духовно-
го, «знаков прощения».______________________________

На следующий год Карла снова приехала в Сан-Антониа, но пос-

БЛАГОДЕТЕЛЬ

ле нескольких бесплодных недель, она пала духом и разочарова­лась. Кроме того, команду обокрали, забрав буквально все — пас­порта, деньги, магнитофоны и прочее. «Господь, сегодня вече­ром я особенно нуждаюсь в ободрении», — без преувеличения сказала она.

Спустя некоторое время она заметила знакомую фигуру с обая­тельной улыбкой.

«Красавчик Гэв?»

«Эй, это же та самая христианка!» — воскликнул он.

«Как твое колено?» — смущенно спросила Карла. Гэвин улыбнул­
ся, вспомнив прошлый год, и взмахнул ногой, словно ударяя по
мячу: «Лучше не бывает, спасибо!»____________________

Мы вернулись из этого первого миссионерского похода «24-7» довольными и радостными. Истории, рассказанные всеми ко­мандами, были просто потрясающими, и нам было за что про­славить Бога - особенно за то, как Он работал в наших сердцах, изменяя и ободряя каждого из нас в трудные моменты.

Когда семьдесят учеников, посланные Иисусом «как агнцы сре­ди волков», вернулись со множеством историй о том, как Бог использовал их, Иисус исполнился радости и воскликнул: «Слав­лю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от муд­рых и разумных и открыл младенцам». Затем, «обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите!»

Мы, без всякого сомнения, знали, что мы — блаженные дети. Мы понесли молитву на улицы, стремясь посещать собрания Свято­го Духа, а не наши собственные, и результаты этого были воис­тину удивительными. Молитвенные комнаты продолжали умно­жаться, и каждая из них была местом близкого общения с От­цом, а также маленькой миссионерской станцией поближе к дому. Вдобавок ко всему, мы молились уже два года подряд.

Для нас с Сэми это было временем радости и отдыха. Ее орга-

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

низм хорошо восстанавливался после операции, и припадки, похоже, становились слабее. Когда мы вспоминали эти два бе­зумных года, прошедших с момента открытия первой молитвен­ной комнаты, нам казалось, что мы постарели лет на тридцать! Пришло время устроить такой отпуск, какого у нас еще не было, и отпраздновать все, что произошло в «24-7», а также всей семь­ей порадоваться тому, что Сэми вообще осталась жива. Я вспом­нил те благословенные дни, которые провел в походе по Алгар-ви в Португалии, и мне захотелось показать эти прекрасные пляжи Сэми и детям. Может быть, в один из вечеров мы бы даже разожгли костер и приготовили рыбу. Конечно, мы обязатель­но должны были выбрать день и побывать на суровых утесах мыса Сент-Винсент. Для меня это было бы важным паломниче­ством, и я знал, что есть за что поблагодарить Бога.

Думаю, все мы помним, где были и что делали, когда первый са­молет врезался в одну из башен Всемирного Торгового Центра. По воле какого-то сюрреалистичного поворота веры, смысл ко­торого я не могу понять, мы услышали об этом в новостях пор­тугальского радио, когда возвращались с мыса Сент-Винсент на арендованную нами виллу. Это было мое первое посещение того места, где Бог призвал меня, за последние почти десять лет.

К тому времени, когда мы вернулись на виллу и включили Си-Эн-Эн, мир навсегда изменился. Ставки возросли. Едва ли не на следующий день сотни молитвенных комнат и тысячи людей по всему миру захотели знать, как молиться в такое ужасное время. Мы неожиданно вошли в эпоху «войн и слухов о войнах», и до нас медленно начало доходить, что, возможно, Бог поднял дви­жение «24-7» именно для этого времени (см. Есф. 4:14).

Мы все так же были рады слышать отчеты миссионерских ко­манд о спасении и исцелении отдельных людей и о возможнос­тях проявить Божью любовь. Но что в такое время могло зна­чить Евангелие для народов? Как мы должны были молиться о нациях и культурах земли? Что сейчас означало стоять в проло­ме и ходатайствовать за мир в целых странах? Господь призвал

БЛАГОДЕТЕЛЬ

нас молиться, и мы молились. Он призвал нас посещать Его со­брания, и мы с удовольствием это делали. Но, наряду с молит­вой и миссионерской деятельностью, было еще одно важное основание, которое Он хотел заложить в движение «24-7».

Бог начал показывать нам, что Он призывает нас основывать долговременные «дома молитвы для народов» с мечтой, что они смогут стать спасительными сообществами среди этнических групп.

Сначала мы молились о различных ситуациях на расстоянии, а теперь Бог призвал нас размещать наши нелепые маленькие ски­нии в проблемных районах. Именно это мы и делали на Ибице, в Айя Напа, в Мексике, в Македонии и во многих других местах. По всему миру люди открывали моравские молитвенные комна­ты в самых неожиданных и удивительных местах. Но даже это­го было недостаточно. Бог хотел, чтобы мы не просто молились о том, чтобы люди каким-то образом покинули свой мир и попа­ли на борт нашего космического корабля, который время от времени приземлялся. Выражаясь богословским языком, Бог призывал нас к долгосрочному, воплощенному преображению. К тому, чтобы жить и молиться среди погибающих так, чтобы вместе с ними прийти в подобие Христа. Поэтому, почувство­вав такие вещи в это время, мы снова начали мечтать. Как мы сможем принести преображение посредством силы непрестан­ной молитвы и долговременного присутствия в субкультуру это­го поколения? И как такие возвышенные концепции будут выг­лядеть на практике?

ПУТЕШЕСТВИЕ

ОБРАТНО К ОСНОВАМ

«Молодежь молилась о женщине из нашей церкви, у которой были серьезно повреждены нервы спины. Из-за этой травмы она уже несколько лет фактически была инвалидом и терпела силь­ную боль. Ей требовались специальные стулья, чтобы сидеть, и тому подобные вещи. Нам только что стало известно, что, про-

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

снувшись сегодня утром она обнаружила, что ее спина полнос­тью исцелена. Сейчас она служит в церкви Богу, занимаясь убор­кой. Она всегда хотела убирать в церкви и тем самым служить, и теперь танцует и восклицает «Аллилуйя!» с веником в руке»

Мэттью, Нью-Брансуик, Канада.

БЛАГОДЕТЕЛЬ

МОНАСТЫРИ

ТРЕТЬЕГО

ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

[Великобритания]

со ш

«Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» (Прит. 24:1).

ДЕВОЧКА-ПОДРОСТОК БЫЛА ОЧЕНЬ ПЬЯНА. Ее густой черный макияж был размазан, а ее кожа была белее обычного. Она, шатаясь, вошла в Дом молитвы, где теперь проводили время многие из ее друзей. Несколько человек сидели за компьютера­ми в Интернете, в углу пара девчонок пила кофе, в другом конце здания парень с бородой пытался молиться, а у бара стояла небольшая группа ее под­руг, которые, наверное, говорили с Пенни о Боге и всем таком. Сара заметила на стене какой-то стих из Библии, но комната уже кружилась у нее перед глазами, словно карусель в замедленной съемке, а музыка звучала где-то далеко-далеко...

Несколькими минутами позже, убирая рвоту Сары, Пенни подумала, что это было не совсем то, что они ожидали, когда впервые представили себе кругло­суточный дом молитвы. Лидер проекта Энди, как обычно по субботам, отправился в неотложку: на этой неделе это оказалась Сара, на следующей — кто знает? Стоя на коленях на этой святой земле, Пен-

МОНАСТЫРИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

ни усмехнулась. Разве молитва не должна быть безмятежным занятием в красивых местах с фотографиями водопадов на бе­зукоризненно чистых стенах? А она сейчас стояла на коленях, но не молилась, а едва сдерживала рвоту от запаха того, что ос­тавила после себя Сара.

Конечно, это было трудным и часто неблагодарным делом, но в глубине души Пенни любила это. Она любила детей, которые никогда не были в церкви, а теперь регулярно молились, ей нра­вилось, что некоторые начинали по-другому думать о Боге, и ей нравилось, что самым главным во всем этом была молитва и хо­датайство. Для Пенни, Энди, Мейла, Пита и других воинов мо­литвы это было нелегким делом, но в такой день, как сегодня, ей почему-то казалось, что затраченные усилия того стоят. Как там сказал этот старый миссионер из Китая?

«Одни хотят жить так близко к церкви, чтобы слышать ее колокол;

а я хочу открыть станцию спасения в метре от ворот ада»

- Ч. Т. Стад.

Размышляя над этим, Пенни понесла ведро на кухню. Может, они и не были в метре от ворот ада, но, наверное, недалеко от них.

МОЛИТВА И БЕДНЫЕ

Возможно, в этом и заключается суть молитвы — сейчас ты сто­ишь на коленях в тихом созерцании, а в следующее мгновение уже склоняешься над потерявшей сознание девушкой; в один день ты говоришь с Богом о людях, а на следующий - с людьми о Боге. В этом союзе близости и активного участия в жизни страждущего мира выражается суть слова «ходатайство». В ис­тории были моменты, когда Бог больше не мог спокойно слы­шать вопль бедных и угнетаемых, в то время как религиозные лидеры лишили храм всякой актуальности для общества и ниче­го не делали, чтобы позаботиться о страждущих. В такие момен­ты, когда поток Божьего гнева угрожал прорвать плотину Его

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

благодати, Он искал кого-нибудь, кто «стал бы предо Мною в про­ломе за сию землю, чтобы Я не погубил ее». К сожалению, Он сказал Иезекиилю, что не нашел такого человека (Иез. 22:30). Если это означает ходатайствовать, «стоять в проломе» между Богом и страждущим человечеством, тогда, я думаю, эту задачу невозможно будет выполнить, все время находясь в стерильном уединении. Стоять в проломе за бедных и отверженных может означать, что то, где и как мы молимся, имеет значение, и что наши молитвы о бедных выражаются в практических действи­ях.

Когда церкви в Рединге, что недалеко от Лондона, объединили усилия, чтобы превратить заброшенный бар в дом молитвы «24-7», ходатайство очень быстро стало весьма практической вещью. В расположенном рядом парке собираются компании юнцов, которые напиваются, накачиваются наркотиками и хулиганят; многие из них — «готы» в темной одежде, любящие мрачную музыку и мрачно относящиеся к жизни. Некоторые из них еще совсем молоды, но уже связаны различными пристрастиями. Но в чем бы ни выражалась опасность - в наркотиках, спиртном или половой распущенности, - эти симптомы говорят о скры­той нужде в исцелении, надежде и, в конце концов, как мы ве­рим, в Божьей любви.

В Манчестере наш Дом молитвы некоторое время располагался
в здании старого склада в центральной части города, недалеко
от гей-квартала и знаменитой «мили карри», где более пятиде­
сяти сияющих неоновой рекламой ресторанов предлагают все­
возможные пенджабские блюда. Однажды я зашел туда и удивил­
ся, увидев на стене большое объявление: «Вход с наркотиками
воспрещен». Я думаю, немногим домам молитвы когда-нибудь
приходилось вывешивать подобные объявления. Дома молит­
вы «24-7» оказываются более непредсказуемыми, более сложны­
ми и в то же время более восхитительными, чем мы могли себе
вообразить, когда только начали разрабатывать эту идею.__

Когда молитвенные комнаты «24-7» стали умножаться, многие

МОНАСТЫРИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

церкви нача